Три мушкетера: кем был загадочный Атос?

Рубрика:

Перейти к первой чати статьи

Мушкетер Портос, вне всяких сомнений — это Исаак де Порто (1617−1712 гг.), выходец из семьи беарнских протестантов, имевшей португальские корни. Приехав из провинции в Париж, он поступил в гвардейскую роту дез Эссарта, родственника де Тревиля (имя этого офицера упоминается в романе Дюма), его имя, в частности, числится в списках части за 1642 год (напомним, что самд′Артаньян начал свою службу именно в этой роте).

Стал ли Исаак де Порто мушкетером? Некоторые историки выражают сомнение в этом. В любом случае, бароном дю Валлон, сеньором де Брасье и де Пьерфон де Порто не стал, после нескольких лет службы вышел в отставку и уехал на родину, в Беарн. Известно, что там он одно время занимал скромную должность хранителя боеприпасов гвардии в крепости Наварранс, какую обычно давали отставным военным, не достигшим высоких чинов.

Портос
Портос
Кадр из фильма «Тайна королевы Анны, или мушкетеры 30 лет спустя»

Прототипом Арамиса стал еще один выходец из Беарна — Анри д’Арамиц (1620−1674 гг.). Он был дальним родственником капитана-лейтенанта мушкетеров де Тревиля и в 1641 году поступил на службу в его роту. Известно, что в 1650 году он женился на девице де Беарн-Бонасс, семья которой владела замком Аретт. Возможно, что именно тогда или, может быть, чуть раньше он вышел в отставку. В 1654 году, собираясь вновь отправиться в Париж, Анри д’Арамиц составил завещание, в котором назначил своим наследником старшего сына Армана. Через два года он вернулся в Беарн, где и скончался спустя 18 лет.

Хотя имена Атоса и его друзей-мушкетеров звучат не слишком по-французски, тем не менее:

Атос, Портос и Арамис, дворяне родом из Беарна (Беарн — провинция, соседствующая с Гасконью; иногда считается ее частью; похоже, что сам Дюма иногда путал Беарн с Гасконью) реально жили, и, что еще удивительнее, их странные имена — это их настоящие фамилии. Недаром Тальман де Рео в свое время с иронией сказал, что от имен беарнских мушкетеров «собаки дохнут».

Так пишет автор монографии «Истинный Д’Артаньян» Жан-Кристиан Птифис.

Полное имя прототипа королевского мушкетера Атоса (он же — граф де Ла Фер) — Арман де Силлег д’Атос д’Отвьель (Armand de Sillègue d’Athos d’Auteville). Арман де Силлег родился где-то в промежутке между 1615 и 1620 годами, а свое имя получил от названия деревушки Атос-Аспис, расположенной на реке Олорон, недалеко от Совтерр-де-Беарн и Отвьеля (ох уж эти французские названия!). В настоящее время Атос-Аспис — коммуна в департаменте Атлантические Пиренеи на юго-западе Франции.

Семья де Силлег занималась скупкой земель, но со временем этот род приобрел более высокий статус, и в конце XVI века его глава Пейротон де Силлег уже носил титул монсеньора, хотя графами представители семейства де Силлег так и не стали.

Сын Пейротона Бертран женился на благородной даме, некоей Катрин де Монейн, которая родила ему сына Адриена, в свою очередь, женившегося на мадемуазель дю Пейрэ, кузине Жана-Армана дю Пейрэ де Тревиля, будущего командира королевских мушкетеров. От этого брака появился на свет мальчик, ставший Атосом из «Трех мушкетеров». Заметим, что он поступил в роту значительно позже, чем персонаж из романа Дюма, где-то в 1640 или в 1641 году. И произошло это, вне всяких сомнений, не без участия его высокопоставленного родственника.

Атос
Атос
Кадр из фильма «Д'Артаньян и три мушкетера»

Что нам известно о дальнейшей судьбе прототипа Атоса, Армана де Силлег д’Атос д’Отвьель? Следует признать, что очень немногое. Его служба в мушкетерах продлилась недолго, потому что в декабре 1643 года он погиб при загадочных, или точнее, невыясненных обстоятельствах. В свидетельстве о его смерти в регистрационной книге церкви Сен-Сюльпис имеется следующая запись:

Препровождение к месту захоронения и погребение преставившегося Армана Атоса д’Отвьель, мушкетера королевской гвардии, найденного вблизи от рынка на Прэ-о-Клер.

Принято считать, что Атос погиб на дуэли, поскольку квартал, где было найдено тело, являлся излюбленным местом разборок парижских дуэлянтов, в том числе гвардейцев и мушкетеров. (Как пишет Дюма, это было место, где «обыкновенно дрались люди, которым нельзя было терять время». Что же, они его не теряли, однако вместо этого некоторые теряли свои жизни.)

Можно вспомнить, что в начале романа «Три мушкетера» раненый Атос едва не погиб в схватке с гвардейцами кардинала, и только вовремя оказанная юным гасконцем помощь позволила раненому мушкетеру одержать верх над соперником.

Некоторые исследователи предполагают, что де Силлег д’Атос д’Отвьель погиб в засаде, устроенной ему гвардейцами кардинала. Однако не исключено, что он просто-напросто пал жертвой нападения грабителей, которых в то время (следует признать, что и в последующие годы) в Париже расплодилось великое множество, причем некоторые из них сами когда-то были солдатами и обладали умением мастерски обращаться со шпагой.

Как бы то ни было, Атос из романов Дюма погиб гораздо позднее, чем его исторический прообраз, поэтому:

…все последующие приключения, отнесенные Дюма к его жизни после 1643 года, — чистая фантазия. Атос не был ни супругом Шарлотты Беккер, прозванной «Миледи», ни активным участником Фронды в «Двадцать лет спустя», ни возлюбленным герцогини де Шеврез, ни тем более отцом романтичного Рауля де Бражелона, скромного воздыхателя Луизы де Лавальер.

К такому выходу приходит историк Птифис.

Впрочем, он все-таки делает реверанс в адрес Куртиля де Сандраса и Александра Дюма:

Не исключено, что д’Артаньян был знаком с Атосом, Портосом и Арамисом. Сделаем в этом уступку легенде, ведь беарнцы и гасконцы образовывали в Париже маленькие закрытые кланы, члены которых наверняка постоянно общались друг с другом. Однако в отличие от того, что написано в романе, их совместные приключения длились недолго; возможно, им хватило времени лишь на то, чтобы нанести тут и там пару хороших ударов шпагой да поразвлекаться в веселых компаниях в кабаках «Юдоли плача» и трактирах возле рынка в Сен-Жерменском предместье.

Знаменитый литературовед и критик Сент-Бев (1804−1869 гг.) писал:

Настоящий французский дух — вот в чем заключается секрет обаяния четырех героев Дюма: д’Артаньяна, Атоса, Портоса и Арамиса. Кипучая энергия, аристократическая меланхолия, сила, не лишенная тщеславия, галантная и изысканная элегантность делают их символами той прекрасной Франции, храброй и легкомысленной, какой мы и поныне любим ее представлять.

Три, а точнее четыре мушкетера Дюма, благодаря его творческому гению, действительно стали воплощением истинно французского духа. Однако в том, кто из его героев стал носителем тех или иных его сторон, был, вне всяких сомнений, определенный элемент авторского произвола, тем более что в главном источнике, который использовал Александр Дюма — «Мемуарах господина Д′Артаньяна» Куртиля де Сандраса, характеры персонажей не были прорисованы достаточно ярко и выпукло.

Арамис
Арамис
Кадр из фильма «Д'Артаньян и три мушкетера»

Почему загадочным и харизматичным вельможей, наделенным всеми существующими духовными и физическими достоинствами стал именно Атос, а не его друзья-мушкетеры, Портос и Арамис? Мне хочется верить, что благородным графом де Ла Фер Атос, он же Арман де Силлег д’Атос д’Отвьель, стал далеко не случайно.

Не исключено, что Александр Дюма знал основные факты биографии реальных прототипов своих героев, благо их было не так уж и много. Если же нет, то могла сработать его невероятная творческая интуиция.

Реальные Портос и Арамис, отслужив в мушкетерах (или в гвардии) определенный срок, вышли в отставку и уехали на родину, в Беарн, где вели жизнь, типичную для провинциальных дворян-отставников, завели семьи и растили наследников. Анри д’Арамиц (Арамис) скончался в возрасте чуть за 50 (в ту далекую эпоху далеко не все доживали до него), Исаак де Порто (Портос) вообще оказался долгожителем, немного не дотянув до возраста 100 лет (если верить историческим хроникам).

В отличие от них, судьба шевалье Армана де Силлег д’Атос представляла собой то, что принято называть «прерванный полет», и, быть может, именно это и привлекло внимание Александра Дюма.

Продолжение следует…